оформление сайта www.okynev.spb.ru
|Главная |Автобиография |Фото |Пресса |Музыка |Произведения |Ссылки|
оформление сайта www.okynev.spb.ru
Медаль За оборону Ленинграда
За оборону
Ленинграда
оформление сайта okynev.spb.ru

Композитор
Герман Григорьевич Окунев

Перейти на страницу:
1..2..3..4..5..6..7..8..9..10..
11..12..13..14..15..16..17..18..19..20..
21..22..23..24..25..26..27..28..29..30..
31..32..33..34..35..36..37..38..39..40..
41..

Летом 1942 года мы (я и мама) эвакуировались через Ладогу, Вологду, Каспийское море в Грузию, где с довоенного времени жила средняя сестра мамы Ольга. Помню переправу через Ладогу. Ясное синее небо, синяя вода, эвакуированные ленинградцы рас-важиваются в больших открытых баржах. Баржи на достаточном расстоянии друг от друга, переправляют нас на другой берег, а вокруг барж взвихривается вода. Это фугаски, сбрасываемые фашистами.

В Ленинград мы с мамой вернулись сразу же после окончания иойны в июне или июле 1945 года, еще проверяли пропуска. На ПФрроне вокзала мама целовала ленинградскую землю...»


Когда я в 1961 году познакомился с Германом Окуневым и его женой, то понял, что есть нечто общее, что крепко нас связывает. Это то, что мы были дети войны. Страшный военный опыт навсегда остался с нами и по-разному трансформировался в жизни каждого из нас. Несмотря на то, что годы войны пришлись на мое младенчество, я, ребенок, тяжело контуженный взрывом немецкой бомбы, некоторые события того времени помню, как ни странно, очень хорошо. Мы с матерью оказались в Саблино (пригороде Ленинграда), практически на линии фронта, но на территории немецкой оккупации.

Для меня оккупация началась с образа матери, стоящей у виселицы. На нее донесли свои, местные, обвинив в том, что муж окончил Ленинградский университет10. Спас ее от гибели наш сосед — немецкий староста.

Война вообще открывала в людях совершенно неожиданные качества. Например, немецкий офицер привозил из жалости мне, больному ребенку, лекарство из Германии. Голод и по другую сторону блокадного кольца был такой, что моя мать ползала ночью по лесу за несколько километров в другие деревни, чтобы раздобыть мне еду, причем, в комендантский час, грозивший расстрелом на месте".

Другие мои воспоминания относятся уже к Латвии, куда нас с матерью и отчимом насильно перевезли немцы в качестве подневольной рабочей силы. Хозяева на хуторе, где мы жили (Фриц и Эмма) оказались людьми хорошими, но взрослые рассказывали, что это была редкость. Чаще всего латыши сотрудничали с немцами и к русским были жестоки. Помню утро 9 мая 1945 года, когда вышедший из леса «лесной брат»12, поклявшийся в этот день убить любого русского, пытался пристрелить мою мать, за подол которой цеплялись мы с братом. Спасла нас хозяйка Эмма, которая, взяв вилы, отогнала «смелого воина» от беззащитной матери.

И самое яркое воспоминание: жарко, хочется пить и есть. Толпа русских подневольных батраков с детьми стоит в риге1''

целый день. Даже мне в пять лет страшно от ожидания смерти, кругом люди с автоматами (латыши). Все знают, что Советская Армия вошла в Латвию. Немцы бежали. Латыши пытаются скрыть факт наличия русских пленных батраков (план типичный: расстрел и поджог риги). Но кто-то сомневается, ждут указаний. Поздно вечером из города Риги поступил приказ и нас отпустили. Когда мы вернулись в Саблино, я с ужасом увидел вдоль главной улицы поселка опять расставленные виселицы, на которых теперь уже висели пособники фашистов.


Несмотря на разницу в возрасте страшные воспоминания о войне у «детей войны» (таких, как Герман, Галя и я) сохранились как кошмар на всю жизнь. После окончания войны, думаю, лет тридцать единственным обшим желанием для всех в России было: «Лишь бы не было войны1.»

Вспоминая атмосферу жестокости, ужаса и постоянного страха, которую несли с собой война и блокада, я до сих пор поражаюсь той искренней, даже «детской» вере в жизнь, с которой вышел из этого страшного горнила худенький подросток Гера Окунев.





Годы музыкального образования.

Музыкальное училище


Война, наконец, закончилась. Отгремели праздничные салюты. Герману Окуневу почти пятнадцать лет. Он на всю жизнь запомнил это время безудержной общей радости. Вероятно, эта атмосфера всеобщего ликования запечатлелась в его душе настолько сильно, что ровно через двадцать лет Окунев с удивительным мастерством воссоздал ее в замечательной непосредственным радостным воздействием на слушателей симфонической сюите • На праздничной Неве» (1965).

В 1947 году, после окончания музыкальной школы, по совету Гейман, он поступает в музыкальное училище Ленинградской Ордена Ленина Государственной консерватории имени Н.А. Римскою-Корсакова по двум специальностям: в класс фортепиано к I вгении Юльевне Гейман и в класс композиции Бориса Лазаревича Клюзнера.

Перейти на страницу:
1..2..3..4..5..6..7..8..9..10..
11..12..13..14..15..16..17..18..19..20..
21..22..23..24..25..26..27..28..29..30..
31..32..33..34..35..36..37..38..39..40..
41..

|Главная |Автобиография |Фото |Пресса |Музыка |Произведения |Ссылки|
Герман Окунев 2004 - 2010 г. Разработка и поддержка сайта "BresKo логотип разработчика сайта
 
оформление сайта www.okynev.spb.ru   оформление сайта www.okynev.spb.ru