оформление сайта www.okynev.spb.ru
|Главная |Автобиография |Фото |Пресса |Музыка |Произведения |Ссылки|
оформление сайта www.okynev.spb.ru
Медаль За оборону Ленинграда
За оборону
Ленинграда
оформление сайта okynev.spb.ru

Композитор
Герман Григорьевич Окунев

Перейти на страницу:
1..2..3..4..5..6..7..8..9..10..
11..12..13..14..15..16..17..18..19..20..
21..22..23..24..25..26..27..28..29..30..
31..32..33..34..35..36..37..38..39..40..
41..

Все выпроваживают Кулджыгача, а шаман, сбросивший с себя одежды, оказывается неистощимым на выдумки Куйручуком.

Радостным ликованием влюбленных и поздравлениями друзей заканчиваются проделки Куйручука.

Герман Окунев и Калый Молдобасанов работали над балетом с 1958 по 1960 год. Любое соавторство — это сложный творческий процесс. У каждого из авторов балета были свои достоинства. За Германом Окуневым стояла выдающаяся классическая композиторская и пианистическая школа. Калый Молдобасанов обладал глубоким знанием киргизского национального фольклора и опытом театрального дирижера.

Композиторы в то время во многом дополняли друг друга, но их сотрудничество оказалось далеко не безоблачным. Что не удивительно при столкновении двух во многом разных творческих индивидуальностей . К тому же они принадлежали к разным национальным культурам. И тем не менее, этот, можно сказать «евразийский балет», удался. Во многом благодаря усилиям Окунева, который тщательно изучал «русскую музыку о востоке». Одним из образцов плодотворного изучения и претворения традиций восточной музыки стала для Окунева симфоническая поэма «Шехеразада» Римского-Корсакова. В письмах Гале из Рузы в январе 1959 года он рассказывает: «Не выдержал и еще вчера окончил анализировать II и II часть... и сам я чувствую, что Р-К мне помог. Уже многие вещи заканчиваю! Знаешь, любимая, анализирую партитуры Р-К(а) я почувствовал, что они вот-вот сойдут с нотных линеек и зазвучат, то же самое, начинаю чувствовать в своей работе» ш. Способствовал успеху балета и выдающийся композиторский дар Окунева к адапт

ации чужого материала, проявившийся при создании этого балета в полной мере.

В апреле 1958 года авторы заключили Договор на написание балета с Министерством Культуры Киргизской ССР. Работа над клавиром шла быстро и успешно. В июле 1958 года Герман пишет Гале в Ленинград: «Приступаю к балету. Начну с вариации Сары-бая»124. Авторы полны доверия друг к другу и усидчивости, Герман Окунев с радостью описывает жене ихдружную работу: «С Молдо-басанчиком занимались с 11 до 15.30...» (9/VII); «Рванули сегодня с Молдобасанчиком большой кусок балета...» (11/V1I); «Пришел Молдобасанчик в 12 утра и сидели мы с ним до 8 вечера...» (15/VII); «Каждый день приходит Молдобасанчик к 10—11 утра и занимаемся до 7—8 вечера...» (22/VII).

К декаде Киргизского искусства и литературы в Москве осенью 1958 года клавир балета был полностью закончен. Уже на этой декаде в Москве фрагменты из балета прозвучали в авторском исполнении. Яркая и темпераментная музыка балета с его тонкой лирической атмосферой поразила взыскательную публику.

Клавирный вариант балета был исполнен Германом Окуневым в Министерстве культуры СССР, и в Большом театре Союза ССР, и на Третьем пленуме правления Союза Композиторов СССР Фрагменты из балета в авторском исполнении были записаны во Всесоюзном Доме звукозаписи.

В начале 1960 года Окунев и Молдобасанов завершили работу над оркестровкой и подготовили к изданию партитуру сюиты из балета «Куйручук» (по предложению Всесоюзного издательства «Советский композитор».)

Но работа над оркестровкой балета проходила в очень напряженной атмосфере. Сталкивались композитор-песенник и композитор-симфонист.

О сложностях общения двух ярких, но во многом противоположных личностей свидетельствуют письма Германа к своей жене. Герман вкладывал в музыку балета много глубоко личного, связанного с его любовью к Гале. Калый, часто бывавший на публике, как дирижер и певец, больше заботился о чисто внешнем эффекте музыки. В творческих отношениях в работе над оркестровкой балета не было гармонии. Отношения в 1957 году искренне товарищеские и дружественные, постепенно резко обострились. Часто Калый подчеркивал свой опыт и профессиональное превосходство. Возможно, это было следствием того, что критика в Москве в первый ряд выдвигала заслуги Окунева. Например, в газете «Советская культура» от 18 октября 1958 года отмечалось, что «...в покальных сочинениях Молдолбасанова замечается бедность гармонического языка, интонации салонного романса...», тогда как по мнению критика, «...таких недочетов счастливо избежал... Герман Окунев в своих трех фортепианных пьесах на темы киргизских акынов». Автор пра

вильно уловил интонационную манеру народных певцов и умело сочетает ее с ясной и четкой формой фортепианной миниатюры. Пьесы написаны с большим вкусом и Пыли хорошо исполнены композитором Г. Окуневым». Такие как Газета «Советская культура» от 18 октября 1958 г. высказывания критиков обостряли взаимоотношения соавторов. Но в процессе работы над партитурой балета «Куйручук» отношения между композиторами постепенно наладились.

Наконец, Герман пишет Гале: «Мы очень дельно разобрали мою работу и его. Он с трудом принимает мои критические замечания, но все-таки соглашается. Это впервые, когда я ему вношу и предлагаю... изменения в оркестровке. Сейчас я себя чувствую крепче на ногах и чувствую, что тоже что-то понимаю в оркестровке. Сделали почти всю интермедию шепчущих девушек... Даже сам Мол-добасанов сказал, что совсем не ожидал, что оркестровка, оказывается, второе сочинение».

Окунев и Молдобасанов получают путевки в дом творчества в Рузе для завершения оркестровки балета на два месяца: декабрь 1958 г. и январь 1959 г. Герман в письме Гале с горечью отмечает, что от прошлых дружеских отношений с Калыем Модцобасановым почти ничего не осталось: «Сейчас он ведет себя очень высокомерно. Я заметил, что особенно проявляется у него это в присутствии других... Рихтера и Книппера... Дешевая, показная душонка... Я тебе писал, какая у меня произошла довольно крупная размолвка с Калыем. Я не выношу тон превосходства, даже в мелочах... Еще за несколько дней до нашего спора об опере Прокофьева «Семен Котко», после того, как я рассказал, как она мне нравится, он назвал ее «дреком», т. е. дерьмом. Я оскорбился и сказал, что он не прав, ему может не нравиться это произведение, но зачем присваивать такое поганое название, особенно после того, как я восторженно ее описал. Для этого нужно просто нисколько не уважать меня... Между нами установилось полное молчание, вот у

же, кажется, третий день».

Это очень нервирует Окунева, но 18 января 1959 г. в письме из Дома творчества в Рузе Герман спешит обрадовать Галю, что работа движется и делится своей радостью о том, что отношения с соавтором наладились. Он пишет, что закончил номера: «Танец джигитов», «Борьба», «Спор», «Угощение гостей». И с удовольствием сообщает: «Молдобасанчик здорово работает. После окончания I картины сделал в IV картине уже «Сцену гнева», «Привод Зейнаб», «Вступление» и два номера «Ковры» и «Шелк», я же все сижу на II картине». Несмотря на трудности во взаимоотношениях с Молдобасановым, Герман Окунев никому кроме Гали не говорит о своих проблемах с соавтором. И когда уважаемый им музыковед Виктор Сергеевич Виноградов пытается завести разговор о композиторских способностях Калыя Молдобасанова, Окунев говорит о своем соавторе, что тот «...самая подходящая кандидатура, развитый музыкант, с тонким вкусом и что единственное, что ему может помешать стать композитором — это жажда иметь немедленно результат св

оей работы...»

Работа над оркестровкой стала, наконец, двигаться довольно быстро и, по мнению авторов, весьма удачно. «Во что бы то ни стало в Рузе мы должны закончить по две картины», — сообщает Герман жене .

Несмотря на все трудности соавторства работа над балетом движется достаточно легко. Композиторы, наконец, находят общий язык. Им помогает атмосфера Рузы — атмосфера радости творчества, царящая среди талантливой молодежи того времени. В конце концов общий тон в работе над балетом задал сам Куйручук — главный герой, диктующий характер самой музыки. Ведь Куйручук переводится с киргизского, как Веселый проказник.

Шутки, которые будут помещены ниже, были присланы Гале Германом Окуневым из Рузы. Эти «хохмы» переносят нас в обстановку радости бытия, в которой создавался первый Киргизский комический балет. Безусловно, атмосфера лицедейства была продиктована самим Куйручуком.


Перейти на страницу:
1..2..3..4..5..6..7..8..9..10..
11..12..13..14..15..16..17..18..19..20..
21..22..23..24..25..26..27..28..29..30..
31..32..33..34..35..36..37..38..39..40..
41..

|Главная |Автобиография |Фото |Пресса |Музыка |Произведения |Ссылки|
Герман Окунев 2004 - 2010 г. Разработка и поддержка сайта "BresKo логотип разработчика сайта
 
оформление сайта www.okynev.spb.ru   оформление сайта www.okynev.spb.ru