оформление сайта www.okynev.spb.ru
|Главная |Автобиография |Фото |Пресса |Музыка |Произведения |Ссылки|
оформление сайта www.okynev.spb.ru
Медаль За оборону Ленинграда
За оборону
Ленинграда
оформление сайта okynev.spb.ru

Композитор
Герман Григорьевич Окунев

Перейти на страницу:
1..2..3..4..5..6..7..8..9..10..
11..12..13..14..15..16..17..18..19..20..
21..22..23..24..25..26..27..28..29..30..
31..32..33..34..35..36..37..38..39..40..
41..

второй триады цикла.

Четвертая Фа диез мажорная прелюдия, Andatino leggierissimo, и Пятая Ми бемоль мажорная, Adagietto con anima e tranguiloo, резко противостоят Третьей прелюдии по характеру и темпу. Вместе они образуют вторую трехступенную «ячейку»: (g) — Fis -Es. Это лирический, мажорный по преобладанию, центр цикла.

Строение третьей «ячейки» (Шестая, Седьмая и Восьмая прелюдии) представляет собой дальнейшее развитие в структурном (тонально-интервальном) плане первых двух триад. И осмысляется двойственно как раскрытие изначально двойного противоречия. Темпово-выразительным контрастом к Шестой Фа мажорной прелюдии Allegro giocoso и Восьмой фа минорной (трехстрочной) прелюдии Allegro moderato, spicato, является средняя Седьмая Ре мажорная прелюдия, Moderato sostenuto.

В этой триаде (F - D — f) намечается поворот от героико-траги-ческого начала к шутливому бурлеску и ироническому гротеску (giocoso — насмешливо; spicato — отрывисто).

Драматургическое расширение определяет то, что с предпоследнего звена начинается расширение триадности. Она трансформируется до четырех ступенчатости.В это расширенное звено можно включить Девятую до диез минорную прелюдию, Allegro risoluto. Эта прелюдия своей решительностью продолжает линию развития драматургической двойственности (сравните со второй, траурной прелюдией в той же тональности до диез минор). В результате такого тонального сцепления образуется внутри четырех прелюдий двойная триада: F — D — f — cis, со скрытой противоположностью двух мажорных и двух минорных прелюдий.

Девятую прелюдию можно считать и началом последнего дорийного звена, так же из четырех прелюдий (Девятая, Десятая, Одиннадцатая, Двенадцатая). Здесь тоже сохраняется предыдущая форма двойной триады с полярностью мажора и минора: cis — С — А — а. Намеченные в Девятой прелюдии темп и характер, на миг оттененный Десятой До мажорной пасторальной прелюдией, Pastorale e rubato, убыстряются и обостряются в двух последних скерцозных прелюдиях: Одиннадцатой Ля мажорной, Scerzando, vivacissimo78, и Двенадцатой ля минорной, Scerzando guisto. Финальная прелюдия превосходит предыдущие натиском динамики, доходящим до «пароксизма». Двойное драматургическое противоречие начала цикла в конце концов завершается двойным «разрешением» — мажорной и минорной тоникой. Два последних скерцо дают трудно постижимый смысл циклу «Двенадцать прелюдий»: парадок-сальную неразрешимую разрешимость драмы жизни.

Вот двенадцатитоновый тонально-серийный ряд композиции «Двенадцать прелюдий»:


1 2 3(6) 4(4) 5(5) 6 7(3) 8 9 10(1) 11(2) 12 Е- cis- c-(g) Fis - Es F- D- F- CIS c- A- a В прелюдиях для фортепиано Герман Окунев, опираясь на традиционные формы профессиональной и народной музыки, вырабатывает гибкий индивидуальный стиль, дающий возможность решать сложные и разнообразные образно-драматургические и композиционные задачи. Этот стиль отмечен духом новаторства современного музыкального мышления.



Ученики


Разрабатывая свою педагогическую систему музыкального образования и воспитания, Герман Окунев заботился о судьбе своих учеников в условиях отсутствия в то время в Киргизии высшего музыкального заведения, каковым стал через шесть лет после его отъезда из Киргизии Институт искусств во Фрунзе, созданный в 1967 году.

Перед учениками Окунева вставала серьезная проблема дальнейшего образования после окончания музыкального училища. Молодой педагог Герман Григорьевич Окунев старался позаботиться о профессиональной судьбе всех своих учеников. На занятиях по композиции он показывал образцы высшей ступени профессионального композиторского мастерства в современной музыке, в том числе произведения Прокофьева, Шостаковича, Хачатуряна, Кабалевского, а также Дебюсси, Равеля, Бартока и других мастеров XX века, музыка которых была запрещена к исполнению и изучению постановлением ЦК КПСС 1948 года. Не нужно забывать, что шел 1956 год. Только в 1958 году появилось новое постановление «Об исправлении ошибок», «реабилитирующее» в глазах общества и официальных музыкальных учреждений творчество многих выдающихся композиторов XX века. Герман Окунев стремился наделить своих учеников обширными и прочными знаниями, которые впоследствии оказались, по их признанию, бесценными в дальнейшей профессиональной судьбе. Бо

льшим примером для учеников стало новаторское творчество самого их учителя, произведения которого так же разбирались на уроках по композиции и теории музыки.

Влияние преподавателя Германа Григорьевича Окунева на своих учеников и на других студентов училища отнюдь не ограничивалось положенными по расписанию уроками. Неформальное общение с влюбленным в музыку талантливым композитором оказывало огромное влияние на студентов училища, во многом определив их дальнейшую творческую судьбу. Вот как вспоминает Германа Окунева — педагога и просветителя его друг Владислав Пашинский, будущий солист Большого театра:

«3 сентября 1956 года я начал заниматься на 4 курсе музыкального училища города Фрунзе (ныне Бишкек) на фортепианном отделении. Выбор экзаменационной программы и всякие другие хлопоты музыкального характера поглотили недели три, поэтому я не сразу включился в общую жизнь училища. Некоторые однокашники меня спрашивали: «Познакомился ли ты с новым педагогом-композитором из Ленинграда?» Я ничего не слышал о новом педагоге. Тут же на «новенького» активизировалось внимание и любопытство студентов училища.

Желание познакомиться быстро привело к непосредственному общению с новым молодым педагогом. В 1956 году педагогу из Ленинграда, а это был Герман Окунев, было 25 лет. Скромный, и в то же время общительный, он собирал вокруг себя студентов, желающих поговорить с композитором из северной столицы. Он спросил, как студенты проводят время помимо занятий в училище. Выяснилось, что кто как. В то время в ходу были еще патефоны. Но обладатели электропроигрывателей вызывали белую зависть.

Герман предложил создать в училище музыкальный кружок для централизованного ознакомления с малоизвестной музыкой, а то и просто неизвестной. Озвучивать ее он вызвался сам.

Он замечательно читал с листа на рояле. Весной 1957 года в большом зале училища Герман прочел большую лекцию о Листов-ской сонате си минор, после чего сыграл ее по нотам! Я ему переворачивал страницы. Это было музыкальное событие!

Перейти на страницу:
1..2..3..4..5..6..7..8..9..10..
11..12..13..14..15..16..17..18..19..20..
21..22..23..24..25..26..27..28..29..30..
31..32..33..34..35..36..37..38..39..40..
41..

|Главная |Автобиография |Фото |Пресса |Музыка |Произведения |Ссылки|
Герман Окунев 2004 - 2010 г. Разработка и поддержка сайта "BresKo логотип разработчика сайта
 
оформление сайта www.okynev.spb.ru   оформление сайта www.okynev.spb.ru