оформление сайта www.okynev.spb.ru
|Главная |Автобиография |Фото |Пресса |Музыка |Произведения |Ссылки|
оформление сайта www.okynev.spb.ru
Медаль За оборону Ленинграда
За оборону
Ленинграда
оформление сайта okynev.spb.ru

Композитор
Герман Григорьевич Окунев

Перейти на страницу:
1..2..3..4..5..6..7..8..9..10..
11..12..13..14..15..16..17..18..19..20..
21..22..23..24..25..26..27..28..29..30..
31..32..33..34..35..36..37..38..39..40..
41..

Последнее письмо Гали из Удовища:

«Гера! Ведь мы выполняем долг, и скоро будем вместе с тем, чтобы никогда не расставаться и переживать и радость, и горе.

Множество влюбленных искренне произносили эти слова, с тем чтоб никогда их не выполнить. В данном случае, слова Гали окажутся пророческими...



ЛИК ВТОРОЙ.

ПЕРЕЛОМ (1956-1958)


Киргизия. Начало работы во Фрунзе. Композиция и педагогика. Ученики


Год 1956 для Германа Окунева стал годом серьезных решений и поступков, повлиявших на всю его дальнейшую судьбу. Окончание консерватории, женитьба на любимой женщине вопреки воле матери, уход из дома, отъезд в Киргизию по распределению. Понятие «распределение» утратило свой грозный смысл лет 20 тому назад. А в те времена это слово грозно «маячило» перед каждым студентом дневного отделения любого вуза. Комиссия по распределению заседала до государственного экзамена. По закону каждый выпускник был обязан отработать три года по специальности, выбрав себе в присутствии комиссии место будущей работы. В реальности выбора практически не было, студентам предлагались самые отдаленные от культурных центров и неблагоустроенные города и поселки страны. Молодого специалиста при этом были обязаны обеспечить жильем и «подъемными» деньгами, но, как правило, эти обязательства выполнялись плохо. Распределения можно было избежать в очень редких случаях: при особых семейных обстоятельствах или при

поступлении в аспирантуру.

Например, меня самого в 1964 году собирались направить на работу в город Улан-Удэ (Бурятия). Я уже беседовал с директором музыкального училища этого города, приехавшим в Ленинград за молодыми специалистами. Я был бессилен отказаться, так как это было государственное распределение, которое не считалось с профилем моей специализации (Бела Барток). Мой профессор Михаил Семенович Друскин был ошеломлен «перспективами» и иронически высказался ректору: «А почему Улан-Удэ? Разве там жил и работал Бела Барток? Логичнее его послать в Будапешт». От учителя и Ученого совета я получил рекомендацию в аспирантуру, но «пробить чиновничью стену», которая лицемерно прикрывалась лозунгом гражданского долга, было почти невозможно. Благодаря авторитету Друскин а ректорат все-таки был вынужден допустить меня до аспирантских экзаменов (решив этот вопрос только Ш два часа до самих экзаменов). Так или иначе, для каждого выпускника, как правило, вопрос «распределения» решался с большим духовным потрясен

ием.

Для Германа Окунева сложилась несколько иная психологическая ситуация. Он хотел решить свои бытовые неурядицы, Вырвавшись из Ленинграда. Он желал построить семью в новых условиях и обрести творческую и житейскую самостоятельность. Действительно, отъезд в далекую экзотическую республику, как ему казалось, давал эту возможность. Герман знал, что вместе с женой теряет ленинградскую прописку, что возвращение в родной город будет проблематичным, но, тем не менее, в одном из писем к жене написал: «Гера + Галя = Фрунзе». Герману кажется, что он наконец-то вырвется из тисков суровой бедности. Об этом он воодушевленно пишет Гале накануне свадьбы: «Насчет Фрунзе... нам должны предоставить площадь. Поэтому я начну активную переписку с Фрунзе. Кроме того, должны быть оплачены администрацией наш приезд, провоз нашего багажа, суточные и подъемные на двоих: мне 1/2 оклада, тебе 1/8 моего оклада. Таким образом, если бы урегулировалось с площадью, то дела были бы совсем Неплохи...»" Перед отъез

дом Герману очень хочется рассчитаться долгами, которые беспокоили его бескорыстную натуру. В этом же письме Герман предупреждает Галю, что пытается продать свое пианино, это могло бы облегчить выплату долгов: «...Я еще раз был дома, мать все так же лютует. Пианино продавать отказалась. И вообще я решил не ходить домой. Стипендия за июнь полностью пойдет Евгении Юльевне [Гейман], то есть 300 р. Остальные 175 где-нибудь наскребем, 200 р. Пушкову и 300 р. Буцкому можно пока не отдавать, а отдать через несколько месяцев. Ничего, все будет хорошо, береги себя».

В середине августа молодожены наконец отправляются во Фрунзе. Проездом они останавливаются в Москве на три дня у двоюродного брата Германа — Гены, сына сестры отца Германа — тети Веры. И опять решаются бесконечные денежные проблемы. Там же в Москве молодожены заложили часы в ломбард и одолжили у Гены 50 рублей, иначе, как написал сам Герман своему отцу, им не на что было ехать дальше. Денег хватило только на то, чтобы купить один билет на верхнюю полку плацкартного вагона для Гали, а Герману удалось договориться, что он будет спать на полке для багажа. Все эти бытовые неурядицы не могли погасить постоянного ощущения счастья оттого, что они наконец вместе, оттого, что их ждет неизвестное, но совместное будущее. До Фрунзе ехали четыре дня и созерцание бесконечных лесов, а затем степей наконец позволило с щемящим чувством осознать, как далеко находится Киргизия от всего им привычного и знакомого. Но и это грустное ощущение не могло погасить переполнявшего их чувства любви.

Столица Киргизии Фрунзе (теперь Бишкек) оказалась маленьким зеленым городом, состоящим в то время в основном из саманных (глинобитных) частных домов. Самое яркое впечатление (со слов Г. С. Окуневой) произвели на них высоченные южные тополя и бесконечные арыки по краям улиц. Сам Герман писал о своем впечатлении от Фрунзе:

«Чудесный, тихий городок. В материальном отношении жить здесь намного легче, чем в Ленинграде... Сейчас все усилия направлены на подыскание комнаты. Временно остановились в помещении интерната муз. училища. Директор муз. уч. очень внимательный и отзывчивый человек. Хорошо к нам отнесся. Думаю, что сработаемся с ним. В общем настроение бодрое... К счастью, нам здесь выдали отпускные, 362 руб. Я иногда занимаюсь на рояле, а Галя читает. Климат здесь хороший. Тепло даже очень...»

Если в материальном отношении их положение несколько улучшилось, то обещанное жилье молодые специалисты так и не получили. В течение трех с половиной лет им придется снимать маленькие комнатки в частных домах на свои собственные деньги, при этом несколько раз переезжать. Ленинградская «история» начинает повторяться на киргизский лад.

Общение русских с киргизами во Фрунзе в те времена было вполне цивилизованным и терпимым. Все говорили по-русски, радио и телевидение вещало на двух языках. В том же 1956 году Герман Окунев создает первый в училище класс композиции, в который входят студенты разных национальностей. Кроме того, Окунев ведет многие теоретические предметы. В его трудовой книжке появляется первая запись: «Принят заведующим композиторским отделением и педагогом».

Перейти на страницу:
1..2..3..4..5..6..7..8..9..10..
11..12..13..14..15..16..17..18..19..20..
21..22..23..24..25..26..27..28..29..30..
31..32..33..34..35..36..37..38..39..40..
41..

|Главная |Автобиография |Фото |Пресса |Музыка |Произведения |Ссылки|
Герман Окунев 2004 - 2010 г. Разработка и поддержка сайта "BresKo логотип разработчика сайта
 
оформление сайта www.okynev.spb.ru   оформление сайта www.okynev.spb.ru